Почему ветеранов ВОВ не пускают на парад Победы в Москве?

Некоторые ветераны Великой Отечественной войны годами не могут попасть на Красную площадь, чтобы посмотреть на парад Победы. Вместо людей, прошедших ужасы войны, наблюдать за ежегодным мероприятием приглашают артистов эстрады, комиков и актеров. Об этом сообщает «Дождь».
Журналисты телеканала пообщались с несколькими ветеранами. Одна из них — 93-летняя Мария Каштанова, узница немецкого лагеря в Кенигсберге. «Я бы очень хотела посмотреть парад. По телевизору я всегда смотрю, но чтобы наяву посмотреть… я ни разу не была и не видела такого», — рассказывает она.
В прошлом году внучка перевезла бабушку из Новосибирска в Подмосковье. Семья обратилась за билетом в администрацию Истринского района. «Можно ей попасть, пока она на своих ногах, чтобы счастливо, уже если и умереть, то чтобы мечта жизни исполнилась. А мне там сказали: нет, у нас три квоты на Истринский район, мы уже их распределили. Извините — все, нет», — рассказывает дочь женщины Галина Белоус.
Об отказе Галина написала в Facebook, пост вызвал большой резонанс. На следующий день позвонили из администрации Истринского района: готовьте чай, едем вручать пригласительный. Под камеры бабушке подарили цветы и уехали, сказав, что вопрос «на контроле». Ни через неделю, ни через две билет не вручили. «Взяла газетку и вот: „Мария Каштанова поедет на парад“. Понимаете? И уже, как у нас была замглавы, и фотография ее с цветами, и уже написана статья, что уже ей дали приглашение, и она поедет на парад в Москву. Хотя приглашения у нас на сегодняшний день нет», — рассказывает Галина.
Потом будет еще много подобных звонков с обещаниями и публикаций. В итоге 7 мая в администрации торжественно объявили: квоту выделили, сбор в 5 утра у администрации — и в маршрутке на парад. Чиновники запоздали — на пост в Facebook уже откликнулся аноним, подарив ветерану именные билеты.
В лагере Каштанова провела три года и два месяца, до освобождения Кенигсберга, который после переименуют в Калининград. Она выжила одна из немногих. «Когда открыли ворота и сказали: выходите, — мы боялись выходить. Думали, что, может, нас обманут, выведут — да всех подряд под пулемет. Конечно, это уже потом, когда мы ощутили, что это наши, русские солдаты, — плакали, и смеялись, и обнимались, и все было», — рассказывает женщина.
Мария Павлова, внучка ветерана труда Веры Кулагиной, также рассказывает, что четырежды писала властям с просьбой выделить билет. «Приходило обращение, прикрепленное к администрации президента, о том, что квот нет, приглашений нет. Ждите, может быть, когда-то вам повезет», — говорит она.
Спустя четыре года Кулагиной повезло: ее привезли к Красной площади. «В тот момент она была очень рада. Мы вот до сих пор рассказывает, какая у нее хорошая внучка, что она отвела ее на парад Победы. Наверное, она не осознает, насколько это было за последние четыре года и за несколько дней до парада тяжело», — говорит Мария.
По ее словам, бабушка была удивлена, что приглашения получило много людей, не имеющих отношения к войне. «Каждый год, когда она тоже смотрит на парад по телевизору, она говорит: ну, где же ветераны? В частности, на задней трибуне от нас находился Галустян с какой-то своей командой из Comedy, я не знаю, честно говоря», — говорит Павлова.
Каждый год на трибунах на Красной площади отмечаются десятки звезд разной величины, спортсмены и чиновники разных мастей. Вот только в прошлом году: новоиспеченный россиянин Стивен Сигал, актриса Екатерина Климова, исполнительница главных ролей в фильмах о военном времени, и шестилетние дети Филиппа Киркорова. Кто именно распределяет квоты на посещение парада, сколько вообще мест для ветеранов выделено на трибунах — едва ли не конфиденциальная информация, пишет «Дождь».
«Это тайна за семью печатями. Этим занимается администрация президента, она приглашает ветеранов. Мы представляем туда (списки), а кому дадут, они определяют», — прокомментировал помощник председателя Российского союза ветеранов Николай Роянов.

Добавить комментарий

Войти с помощью: