Как устроена работа в «Открытой России» Ходорковского?

Поговорили с Романом Зайцевым — координатором волгоградского отделения оппозиционного движения «Открытая Россия». Узнали, насколько оно популярно в нашем городе, зачем люди туда вступают и почему его преследуют федеральные власти.

Что за движуха

«Открытая Россия» — это объединение единомышленников по всей стране, которые решили, что так, как сейчас — неправильно и должно быть по-другому. В основном, это люди либеральных взглядов. Такая форма, как движение, не требует регистрации, но у нас есть устав и внутреннее устройство.

По регионам на данный момент открыто около 40 отделений и продолжают открываться новые.

Мы за правовое европейское демократическое государство. Нужно обратить внимание, что «Открытая Россия» — не политическая партия, это, скорее, площадка для роста независимых общественных и политических лидеров. И мы объединяем людей с разными политическими взглядами, поскольку вместе проще отстаивать свои права. Консолидация общества — это всегда хорошо, все вместе мы создаём и развиваем тех самых лидеров. И разногласий не возникает, общего у нас больше, чем противоречий.

Мы против нынешнего режима, но борьба с ним — не основная задача. Я немного издалека начну: после развала СССР практически не было лидеров, которые реально представляли народ, поэтому к власти пришла всё та же номенклатура и офицеры госбезопасности. Наша задача сделать так, чтобы это не повторилось. Рано или поздно власть поменяется, и у нас должны быть люди, способные представлять народ, их подготовкой мы и занимаемся. То есть эти люди в будущем смогут управлять государством на всех уровнях.

«При противостоянии с режимом — преследование по политическим мотивам всегда помогает»

Мне кажется, Михаилу Ходорковскому заключение только помогло добиться заинтересованности людей в нём. При противостоянии с режимом — преследование по политическим мотивам всегда помогает. В такой ситуации у тебя появляется много сочувствующих, но это лично моё мнение. И в любом случае, это привлекает внимание к тебе, главное, чтобы в человеке было внутреннее содержание. Ходорковского обвинили в хищении и неуплате налогов, я не берусь утверждать, что обвинение было ложным, но могу предположить, что да, зная картину в целом.

Как всё началось в Волгограде

Я разделяю основные идеи движения, мне нравится этим заниматься. Я развиваюсь сам и помогаю это делать другим. Это уже не первый мой политический или общественный опыт и я давно понимал, что создание отделения «Открытой России» в нашем регионе будет полезным.

До этого, во время президентской кампании, я работал в штабе Навального. Она закончилась, и моя трудовая деятельность в штабе закончилась вместе с ней. В то же время я занимался открытием отделения «Открытой России» и было не до того, чтобы продлять работу в штабе.

Сейчас же мы сотрудничаем и с штабом Навального, и со всеми оппозиционными силами. Скажу больше — многие наши участники одновременно состоят в других партиях или являются волонтёрами штаба. И даже их координатор является нашим участником.

Первый раз я сотрудничал с «Открытой Россией» в рамках их правозащитной деятельности ещё в марте 2017 года, когда защищал Бельдинова — это парень, который на акции 26 марта ударил полицейского, и его осудили на полтора года. А вступил в движение я гораздо позже, в конце 2017 года. Узнал о нём не столько даже из интернета, сколько из своего круга общения.

«Молодёжь в движение может привлечь романтизация образа чувака, который делает революцию»

Когда открывал отделение движения у нас в 2016 году — я уже обладал возможностью собрать вместе некоторое количество человек. Тут оставалась только организационная работа. Всё это проходило дистанционно, но у меня был определённый бэкграунд. Наша оппозиционная тусовка не сильно большая, именно прям активистов. Мы все либо лично знакомы, либо заочно. Ну, и благодаря моей репутации, заработанной ещё в штабе, было не очень сложно собраться. Офиса у нас нет, да он сильно и не нужен. В век современных технологий связаться не проблема. Но минимум два раза в месяц мы проводим собрания, плюс рабочие встречи в более узком кругу.

Кто участвует в движении

В основном, к нам приходят люди из, так скажем, политически активного населения. Но участником может стать любой гражданин России старше 18 лет. Ему нужно будет лишь связаться со мной и заполнить анкету и заявление. У нас и совсем молодые студенты, и люди среднего возраста, есть несколько пенсионеров.

Мне кажется, молодёжь сейчас в политику может привлечь романтизация образа чувака, который делает революцию, а вообще политичность свойственна некоторому проценту молодых всегда. Она в них есть — главное разбудить.

А я — координатор, своего рода, менеджер, организую всю деятельность отделения. Вообще, работаю юристом, а участие в движении — это общественная деятельность и я там, конечно, ничего не получаю. А совмещать и то и другое не трудно, так как работаю сам на себя.

Образовательные мероприятия в движении

Мне нравится ещё, как развито наше движение в других городах. Например, в Санкт-Петербурге хорошее отделение. Но нужно понимать, что там другие настроения и населения больше. Неплохое в Татарстане, не знаю, как в целом, но они проводят крутые акции. В Саратове классные ребята, мы с ними хорошо дружим.

В нашем же отделении часто бывают образовательные мероприятия, мы помогаем достойным кандидатам участвовать в местных выборах. Вот проводили школу открытых выборов, это единоразовый интенсивный курс с множеством лекторов из других регионов. Там готовили потенциальных муниципальных депутатов. И на последних выборах мы хорошо натренировались, так что, скорее всего, в подобном курсе больше нет необходимости.

«Были проблемы с организацией мероприятий из-за давления силовиков»

Также была лекция Ивана Бабицкого — одного из основателей «Диссернета» и автора всей истории с диссертацией Мединского. Ещё семинары по расследованиям — вебинары о госзакупках, поиске имущества, не задекларированных чиновников и многое другое. Будущих лидеров обучают, так скажем, «выборам от А до Я», то есть, как сделать так, чтобы твою кандидатуру выбрали.

Деятельность движения

На последних выборах мы уже выдвигали своих кандидатов и поддерживали ряд других. Где-то успешно, где-то не очень, но с точки зрения опыта — это бесценно. Сам пока участвовать в выборах не собираюсь, в качестве организатора какой-нибудь предвыборной кампании я сейчас буду полезнее. Но в перспективе я своего участия не исключаю.

На данный момент в Волгограде в наше движение входит 27 человек. Скажем, среди политизированной общественности нас практически все знают. У нас был ряд пикетов и мы принимали активное участие почти во всех митингах штаба Навального, наши участники даже помогали их организовывать.

Несколько раз у нас были проблемы с образовательными мероприятиями, из-за того, что силовики оказывали давление на собственников помещений. Кажется, в январе меня задерживали во время несанкционированного шествия. В тот же день отвезли в суд, дали штраф и отпустили.

А 30 декабря у нас будет проходить митинг против повышения цен на проезд в общественном транспорте. На него мы пригласили депутатов, и вот, первые три ответа от них пришли — говорят, что приняли к сведению. Трудно сказать, добьёмся ли мы чего-то, шансы всегда есть. Но не знаю даже, сколько людей придёт на митинг, дата всё-таки сомнительная — все будут резать оливье и покупать подарки. Но по закону есть сроки, за которые можно подавать заявку на подобное мероприятие и в другой день это было сделать невозможно.

«Нас иногда рандомно привлекают к административной ответственности»

Ещё наши участники организовали проект против уничтожения культурного наследия, сейчас собираем подписи. Из ближайших же целей только участие в следующих выборах.

Проблемы с властями

Роскомнадзор как-то удалил сайт «Открытой России», потому что некая open Russia Civic movement признана нежелательной на территории РФ. Это какая-то организация, зарегистрированная в Великобритании. Я не знаю, что это, но к нам она никак не относится.

С местными властями у нас проблемы не возникают, они не полномочны как-то на нас влиять. А вот с федеральной властью всё сложнее, иногда привлекают к административной ответственности, причём рандомно и обычно предъявы прилетают мне. Считают, что мы та самая британская организация. Мне кажется, всё это делается только ради статистики: типа «смотрите мы с экстремизмом боремся». Лучше бы террористов ловили внимательнее.

Нас привлекают к ответственности по статье 20.33 КоАП РФ и выписывают штраф, обычно в размере 5000, это же российский суд, тут ничего не докажешь. Претензии всегда одинаковые — репосты из паблика«Открытая Россия». Поскольку в этих постах сведения о деятельности «нежелательной» организации.

Чем плох нынешний режим

Всю жизнь я был не очень доволен режимом в стране, а после 2014 года прям совсем, тогда ещё и Навальный был на пике популярности. А вообще, можно сказать, что в мир оппозиции я пришёл в некотором смысле из-за Егора Летова в 15 лет.

Из-за нынешнего режима у нас всех украли 20 лет нормальной жизни— это главное, что о нём нужно знать. Очень много лет нефть стоила дорого, и денег в государстве было много. Вместо инвестиций в свой народ, образование, в технологии верхушка тратила их на дворцы и роскошную жизнь узкого круга. И нужно понимать, что каждый рубль, вложенный во всё те же образование, науку и вообще в население, принесёт огромные инвестиции, но только через 10-20 лет. И вот эти 20 лет мы потеряли.

Сейчас Россия не страна третьего мира, но мы движемся в этом направлении. Теперь, когда возможности упущены, нам ещё и перекрывают воздух, мы живём не свободно: туда не ходи, этого не делай, больше трёх не собирайтесь, одних мы пустим в телевизор, а других нет, этим же вообще запретим выступать.

«Это, как соломоново кольцо «Все пройдёт. И это пройдёт»»

Наше движение не в силах взять и прекратить это. Но мы в силах быть готовыми, когда всё прекратится само. Может, по естественным причинам, может, в результате каких-то внутренних конфликтов или из-за экономических факторов. Это, как соломоново кольцо «Все пройдёт. И это пройдёт». Распад может случиться в любой момент, может быть, прямо сейчас случается. А может, произойдёт через 30 лет. И если это затянется на очень долгое время, тогда мои усилия, наверно, будут напрасны. Но в обратном случае — будем стараться брать инициативу в свои руки.

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: