Путин. Начало

9 августа 1999 года президент России Борис Ельцин отправил очередного премьера в отставку и назначил нового. Правительства менялись каждые три месяца, и никто бы не придал этому значения, если бы не одно «но». Впервые в истории ХХ века и под самый его занавес главой страны стал официально назначенный преемник.

Народ тогда был на дачах и в отпусках, и вряд ли кто-то мог представить, что он придёт, чтобы остаться. На целое поколение. А может, и на два-три. Ретротелекритик VATNIKSTAN Семён Извеков к 20-летию прихода Путина к высшей верховной власти вспоминает, какой была реакция на будущего президента в том далёком августе 1999 года.

Операция «Преемник»

Вообще, если подумать, то что такое преемник? В развитых демократиях типа США его же нет. Кандидат должен победить в праймериз и на выборах, а мнение президента Трампа тут мало кого волнует. Скажут, опять Дональд несёт чушь.

Но у нас преемник был нужен. То есть ему тоже надо было побеждать на выборах, но с админресурсом это делалось довольно легко. Они же смогли Ельцина сделать президентом в 1996 году, с двумя инфарктами и не всегда трезвого, а уж вполне здорового преемника — да какие проблемы? Но зачем нужен был преемник?

В первую очередь, для обеспечения безопасности Ельцина. Править страной он физически не мог, быть теневым правителем тем более. Его родственники также не собирались этим заниматься. Ельцину нужен был тот, кто не тронет потом Семью (родню Бориса Николаевича и близких к нему людей) и первого президента лично. А потом уже обеспечит стабильное управление страной и прочее. Главное — неприкосновенность и безопасность.

Молодой Путин рассуждает об истории:

Поэтому Ельцин искать начал сразу с 1996 года, но его Семья, видимо, в людях разбиралась средненько.

В 1997 году появился первый кандидат — молодой губернатор Нижегородской области Борис Немцов. Он умудрился за один год поссориться с Березовским, Гусинским, Газпромом, вписался зачем-то за Чубайса в деле о коррупции, хотя вообще не был причастен. Иными словами, какой ты президент, если поругался со всеми и не знаешь, где молчать, а где говорить. В 1998 году рейтинг Немцова окончательно разбился из-за травли СМИ.

Следующим преемником мог быть молодой премьер Кириенко, но его подкосил кризис августа 1998 года. Тогда Семья обратила взгляд на силовиков, и юные демократы оказались не у дел. Кто, как не силовики, обеспечивают безопасность, значит и со страной могут справиться.

Вспомним дефолт 1998 года, не дай бог повторится:

С силовиками всё тоже было сложно. Премьер Примаков, связанный с КГБ с юных лет, резко начал свою игру. Побратавшись с Лужковым, он в открытую начинает импичмент Ельцина и заводит уголовные дела на близких к Кремлю. Начинаются допросы и обыски. Боялись уже не только олигархи, но и сама семья Ельцина. На нары никто не хотел. Примаков очень популярен и независим, ему присягают тайно многие губернаторы, его партия «Отечество» — лидер Думы. Семья Ельцина чувствует, что власть уходит, как песок сквозь пальцы.

И решили премьером сделать своего силовика, который «не предаст папу» (эти слова приписывали дочери Ельцина Татьяне). В мае 1999 года им стал Сергей Степашин, но и он не подошёл. Доренко в своем эфире говорил, что его репутацию испортило вторжение боевиков Басаева в Дагестан, которое Степашин не предотвратил, и якобы тайные переговоры с Лужковым и Примаковым. Правда это или нет, кто знает.

Самое первое интервью Путина как премьера:

Последний шанс — глава ФСБ Владимир Путин. Вне сомнений, он был именно последним вариантом среди потенциальных преемников. Ведь в августе 1999 года до выборов в парламент оставалось три месяца. А преемник конечно должен их выиграть силами своей партии, иначе и президентские ему не осилить. Вы будете смеяться, но не было вообще ничего. Партия «Единство» создаётся на коленке и впопыхах, а кто такой Путин, не знал толком никто в России.

И вот вопрос: чем же он так понравился Семье, как человек, который в 1997 году ещё работал на должности начальника отдела в Администрации президента, а за два года сделавший такую карьеру. Совпало несколько причин:

1) Путин — верный.

Все члены Семьи были уверены, что он человек слова, в отличие от прежних преемников. Он не сдал никого в разведке, не сдал своего шефа Собчака, когда того травили, не сдаст и Ельцина. Путин — человек команды, убеждали больного Ельцина, он не изменит. Со страшной силой, как говорят, за это топил Березовский, который тоже тогда гордился дружбой с Путиным.

Путин о мэре Собчаке (с 6:40):

2) Путин — гражданский.

У Путина был немалый опыт управления. Пять лет в мэрии Петербурга, второй человек в городе, а поговаривали, что и первый. Собчак часто именно Путина оставлял вместо себя на заседаниях. А это значит, что он не болтун, а знает, что такое конкретная хозяйственная работа. Кроме того, после поражения своего патрона на выборах в 1996 году он уходит в Администрацию президента, где его и заметила Семья. Говорят, что первым его представил влиятельным особам Анатолий Чубайс, тогда глава той самой «Админки».

Доренко рассказывает, как это было:

3) Путин — силовик.

Путин — из ЧК. Разведшкола, работа в Ленинградском КГБ под псевдонимом Платов. Потом служба в Дрездене в эпоху падения ГДР и стены. Именно из КГБ он приходит в мэрию Собчаку. Шлейф гэбэшника шёл за ним всегда. Если он силовик, значит, найдёт язык с армией, сможет разобраться с Чечней, обеспечит безопасность. Именно тогда и было решено сделать его директором ФСБ и главой Собвеза. С этой работой Путин справился — стало быть, и с премьерством разберётся.

Директор ФСБ Путин за полгода до премьерства:

Пожалуй, именно эти факторы повлияли на решение брать Путина на высший пост. В довершение всего представляем вам комментарии в прессе о Путине и его будущем как преемника. Смотрится комично, верно? Я смеялся.

«Коммерсантъ», 10 августа 1999 года

Альфред Кох, председатель Совета директоров инвестиционной компании «Монтес аури»:

Наверное, существует некая схема, по которой будущий президент должен сначала быть премьер-министром. Вероятно, было решено, что Степашин не сможет выиграть у Лужкова и Зюганова, поэтому его заменили на Путина. А сможет ли выиграть Путин, не знаю.

Владимир Сорокин, писатель:

Русский бред причинно-следственным категориям не поддаётся. Посмотрел я выступление Ельцина по телевизору, и мне показалось, что это вылитый Брежнев в 1982 году. И все эти события напоминают мне брежневский маразм.

Александр Лебедь, лидер движения «Честь и Родина», губернатор Красноярского края:

Когда все подчиненные подряд плохие, то плох начальник — это проверено практикой. С 1982-го по 1985 год хоронили по одному генсеку, а сейчас за год сменили четырех премьеров. Это одно и то же явление, но проявление разных его граней. И все закончится так же.

«Комсомольская правда», 10 августа 1999 года

Борис Немцов: «Б.Н. с особым цинизмом расправляется с теми, кто ему предан!»

— Можно ли как-то вразумительно объяснить, что происходит?

— Это большой удар по престижу страны, особенно учитывая последние договорённости с Парижским клубом, МВФ. Большего безумства со стороны Кремля трудно себе представить. <…>

— Путин назван не только и. о. премьера, но и наследником Ельцина.

— Я тоже был в своё время назван преемником. К этому нужно относиться с известной долей юмора и иронии. Если бы не одно обстоятельство. Назвав Путина своим преемником, Ельцин фактически оказал ему медвежью услугу. Теперь в глазах общества Путин будет ставленником Кремля, что ничего хорошего ему не принесёт. <…>

— И Путина ждет то же самое?

— У Ельцина не бывает долго любимчиков.

«Завтра», 10 августа 1999 года

Степаша подыхаша, президеша идеоша (Александр Проханов)

Путина не жаль, хотя его тоже ощиплют. Когда Ельцин назвал его наследником, который способен, благодаря своим заслугам перед Россией (Это каким же? Присоединил Сибирь, покорил Кавказ, построил флот, освоил Космос, написал «Ивана Сусанина», открыл таблицу Менделеева, выиграл Отечественную войну?) — благодаря заслугам он способен сплотить общество и повести страну в ХХI век, большинство русских политиков тут же тихо его возненавидело и стало рыть ему могилу. Кроме Собчака, которому по сей день предан этот чекист-«собчакист», и Чубайса, с которым Путин одной масти, — все остальные сразу взялись за лопаты. «Под камнем сим лежит разведчик, довольно блеклый человечек.»

«Интерфакс-Время», 12 августа 1999 года

Президента не поддержал никто

Г. Селезнёв негативно воспринял объявление президентом Ельциным в качестве своего преемника Владимира Путина. Об этом он заявил журналистам. По мнению спикера Госдумы, заявление президента «ставит на Путине крест». Он заметил, что «все, кого ранее Ельцин называл своими преемниками, в настоящее время не имеют никакой политической перспективы».

Решение президента РФ Бориса Ельцина отправить в отставку правительство Сергея Степашина является «серьёзной политической ошибкой», заявил 9 августа директор Института экономических проблем переходного периода Е. Гайдар.

«Независимая газета», 10 августа 1999 года

Многие россияне никогда не слышали фамилию «преемника» (Мария Бронзова, Игорь Агейчев)

Как оказалось, многие жители столицы ни разу даже не слышали о новом спасителе России. Фамилия Путин для многих оказалась загадкой. В этом корреспонденты «НГ» убедились, выйдя на улицы Москвы. Вопрос был простым: «Что вы думаете о преемнике президента России?»

Мария Кулакова, служащая, москвичка:

— Кто бы ни был Путин, его снимут через два месяца, как и Степашина. С таким президентом, как Ельцин, лучше уже не будет.

Игорь Танин, учитель, москвич:

— Разницы между Путиным и Степашиным не вижу никакой. Думаю, что продукты подорожают в Москве, доллар тоже вырастет. А президентом Путина не сделают, его страна не знает.

Светлана Маркелова, домохозяйка, москвичка:

— Степашин — это такой в очёчках, симпатичный, да? А что, его сняли? Жалко. Приятно на него было смотреть по телевизору. Путина я не знаю. Если он такой же молодой и симпатичный, пусть будет, какая разница.

Примерно такими были ответы большинства опрошенных. Людей, которые не очень хорошо разбираются в политике, но которым главное, как сказала нам одна немолодая дама, чтобы зарплату вовремя платили мужу, который водителем автобуса работает.

«Коммерсантъ-Власть», 17 августа 1999 года

Вы видите Путина президентом? (вопрос недели)

Геннадий Селезнёв, спикер Госдумы:

Нет, да и президент, наверное, не видит. Если Ельцин кого-то объявляет преемником, значит, он ставит крест на его политическом будущем. Так было много раз.

Борис Немцов, один из лидеров движения «Правое дело»:

Путин, несмотря на все положительные характеристики, никакого отношения к политическому процессу не имеет. Кроме того, сейчас Борис Николаевич находится в мучительном поиске своего преемника, и Путин — не последний, кого он назначил.

Георгий Сатаров, руководитель фонда «Индем», бывший помощник президента:

Назначение Путина преемником сыграет на руку остальным кандидатам, и в первую очередь Примакову.

Алексей Митрофанов, председатель комитета Госдумы по вопросам геополитики:

С какой стати?! Президенту просто нужно было объяснить мотивацию того, почему он за один год меняет уже четвёртого премьера. Вот он и сделал заявление о преемнике.

Олег Морозов, лидер депутатской группы «Российские регионы»:

Нет, и думаю, что и сам Владимир Владимирович этого не видит. Но он вынужден принять правила игры.

Андрей Нечаев, президент Российской финансовой корпорации:

Такого варианта я бы не стал исключать. Кресло премьера, полученное за 10 месяцев до президентских выборов, является неплохой предвыборной площадкой. Всё остальное зависит от того, как себя покажет Владимир Владимирович на этом посту, какие действия он предпримет.

Виктор Черномырдин, лидер движения НДР, председатель совета директоров АО «Газпром»:

Шансы у него есть. Но это будет зависеть от того, останется ли он на посту премьера, и от экономической политики возглавляемого им правительства.

Екатерина Лахова, лидер движения «Женщины России»:

Путин практически неизбираем. Уверена, что он и сам это понимает, несмотря на своё заявление о намерении баллотироваться на этот пост.

Игорь Бунин, директор Центра политических технологий:

Такая любезность Ельцина может испортить карьеру любому политику. Объявление имени «наследника» не добавляет ему очков, а только показывает, что президент по-прежнему контролирует ситуацию. С другой стороны, сейчас возросла опасность неконституционного развития событий.

«Вечерний Челябинск», 10 августа 1999 года

Звёзды не врут!

Убедитесь в этом сами, прочитав астрологический прогноз для «звезд» политического небосклона России. Астрологический прогноз на неделю подготовлен агентством ИТАР-ТАСС и опубликован в «Новой газете» за 2 августа.

ВЕСЫ (Владимир Путин):

Весы будут вынуждены всю неделю больше времени отдавать работе. Этого потребует выполнение важного проекта, а главное, желание не упустить возможность получить неплохие дивиденды. К сожалению, много сил придётся отдать борьбе с завистниками и недоброжелателями, которые попытаются бросить тень на ваше доброе имя. Если будете настороже, то им это не удастся и на вашей улице всегда будет праздник.

КОММЕНТАРИЙ: ЧК, бди! Недоброжелателей — к стенке! Вперёд — к празднику на главной улице Кремля!!!

«Комсомольская правда», 10 августа 1999 года

Приметы. Его узнаем по причёске (Василий Устюжанин)

Не мною первым замечено — в российской истории с 1917 года наблюдается чёткая сменяемость вождей по физиологическому признаку: лысый — кучерявый, лысый — кучерявый. <…> Ельцин (причёска — пожалуй, единственное, что не подверглось в президентском облике секвестированию). На голове преемника Путина не просматривается огромных власяных залежей. Стало быть…