Что изменилось за 30 лет после падения СССР?

 

Победители всегда подчёркивают высочайшее качество народа. Проигравшие сетуют, что народ не дозрел …

Первые настоящие выборы в 1989 году. Первая демократическая оппозиция в лице МДГ (межрегиональная депутатская группа), многосоттысячные митинги и марши в Москве. И первая громкая политическая победа демократов — отмена 6-й статьи Конституции.

Мы, демократы, пришедшие во власть в результате народных выборов, не только не сомневались в мудрости избравшего нас народа, но и все дальнейшие свои шаги обосновывали исполнением народной воли. «Пока мы едины — мы непобедимы!» — скандировали депутаты МДГ с трибуны митинга на Манеже и вторил им миллионн людей, заполнивших площадь и входящие в неё улицы.

Прошло тридцать лет.

Народ зомбирован и оболванен. С таким народом, где 86% не верят в демократию, а поддерживают авторитарный режим, никакой хорошей жизни не построишь. Народ необходимо сначала раззомбировать, а для  этого нам нужен телевизор, а чтобы получить телевизор, нам нужно свергнуть Путина. Так рассуждают сегодняшние оппозиционеры-демократы.

А народ то, ведь, тот же, что и 30 лет назад.

Да, в те годы, народную поддержку можно было предьявить и продемонстрировать на массовых демократических митингах и маршах. Теперь такие мероприятия собирают максимум десятки тысяч. Народ от демократических лозунгов подустал, отвернулся — факт налицо.

Конечно и 86% за Путина — цифра лукавая. Ведь никакие многосоттысячные митинги на его поддержку без мобилизации служителей ЖКЖ и обязаловки бюджетников собрать не могут. Но большинство он несомненно имеет (во всех смыслах).

Так как же всё-таки получается? Народ дружно был за демократию, а через 30 лет также дружно за авторитаризм с признаками, грозящими диктатурой?

Невозможны же такие метаморфозы в таких людских масштабах за такой исторически короткий срок!

А их и нет. Нет никаких метаморфоз.

Народ был тогда не за демократию. Он был за  л у ч ш у ю  ж и з н ь  и поддерживал тех, кто эту жизнь ему в скором времени и обещал устроить. Без особых усилий со стороны самого народа. Разве поставить галочку в бюллетене так уж трудно?

Восемь лет власти демократов народ разочаровали. Разуверился народ в демократии. Пришёл молодой, энергичный, решительный, обещал восстановить справедливость, а всех мешающих этому мочить в сортире. От народа снова никаких усилий не требовалось, кроме привычной галочки в бюллетене.

И народ голосовал не за смену демократии на авторитаризм. Он снова голосовал за обещания по улучшению своей жизни.

И целый десяток лет жизнь улучшалась, народ уверялся в правильности своего выбора, без грусти наблюдал за обузданием СМИ и укоротом некоторых особо свободолюбивых личностей и партий.

«Правильно, -поддерживал власть народ,— порядок должен быть в государстве.»

А потом жизнь улучшаться перестала. И начала заметно ухудшаться. Попытались снижение уровня жизни закрасить взрывным ростом патриотизма на базе «крымнаш». Сработало, но сделало народ только злее к соседям и Западу, а доверия к власти надолго не прибавило.

А главное, стало очевидно, что обманываться третий раз в одном поколении народ не готов. Поэтому власть теперь особо и не нажимает на щедрые и быстрые обещания, оставив их своим недалёким партнёрам по Госдуме и оппозиции.

Никаким обещаниям народ в ближайшие годы не поверит и менять через выборы ничего не решится. Он будет ждать. Равнодушно ждать и терпеть, привычно приговаривая: «лишь бы не было хуже».

 Народ будет терпеть и ждать пока власть во спасение себя, государства и страны не определит ему другую, более активную роль. Роль граждан не ждущих улучшений сверху, а устраивающих улучшения своей жизни самостоятельно и под свою ответственность, начиная со своего города, поселения.

И это не так уж сложно сделать. Передать часть полномочий, административных и финансовых ресурсов, а также ответственности на уровень местного самоуправления. Чем то должен поделиться Кремль, а основную часть потребуется отобрать у губернаторского уровня и возвратить избираемым мэрам и местным депутатам.

И это задача, которую оппозиционно настроенная часть гражданского общества могла бы предложить власти для совместного решения. Это в интересах и «низа», и «верха».

И тогда снова возникнет политическое оживление, появится достаточно активных граждан, уже не столько озабоченных борьбой за царский титул, сколько продвижением людей способных обустроить свой город, посёлок, район.

Или этого не произойдёт и государство умрёт также неожиданно, как умерло то, до последнего дня казавшееся могучим и бессмертным 30 лет назад.

Не нужным никому оказалось государство, утерявшее способность давать блага взамен свобод.Не оказалось народа, который вышел бы его защищать.