Почему в России НЕТ демократии?

 

«Диктатуру закона» пообещал россиянам В. Путин в 2000 году. А еще были слова про «демократию» и «праведный суд». Но не было фразы про «верховенство права». Об этом вспомнили только сейчас.

Так что же лучше? «Диктатура закона» или верховенство права? Как остановить «произвол властей» в «полицейском государстве»? И в чем опасность «правового государства»?

Здание Сената и Синода в Санкт-Петербурге (Конституционный суд РФ)
Здание Сената и Синода в Санкт-Петербурге (Конституционный суд РФ)

На первый взгляд фраза, что «демократия – это диктатура закона», звучит отлично. Кто же спорит, что в демократии все должны быть равны перед законами? Но что говорит об этом политико-правовая теория?

Важнейшей идеей для построения государства выступает принцип разделения властей. Властные полномочия распределяются между тремя инстанциями – законодательной, исполнительной и судебной. Каждая из которых действует и реализует свои полномочия совершенно самостоятельно.

В результате возникает определенная система сдержек и противовесов. Пока эта система сдержек действует, то говорят, что существует «правовое государство». В других случаях возникает «полицейское государство» с его «произволом» исполнительной власти. В теории все это называется проблемой соотношения двух доктрин – верховенства права и правового государства.

Июль 2001 года. Председатель Конституционного Суда Марат Баглай, Председатель Верховного Суда Вячеслав Лебедев и Президент РФ Владимир Путин
Июль 2001 года. Председатель Конституционного Суда Марат Баглай, Председатель Верховного Суда Вячеслав Лебедев и Президент РФ Владимир Путин

«Доктрина правового государства» требует реального разделения полномочий между исполнительной и законодательной властью. Чиновники не должны заниматься принятием законов. Депутаты должны представлять интересы страны, а не государства. Должны думать о людях, а не о том, как этими людьми легче управлять.

В ситуации правового государства судебная власть регулирует отношения между исполнительной и законодательными властями. Между государственно-административной машиной и обществом. Но и здесь возникает определенная проблема.

Если в «полицейском государстве» судебная власть выступает в качестве «придатка» исполнительной власти, то мы говорим о «произволе властей». А вот в «правовом государстве» возможна ситуация, когда судебная власть становится «придатком» уже законодательной власти. И таким образом теряет свою самостоятельность.

Символ правопреемственности. Гербы РСФСР с 1978 по 1992 годы и Российской Федерации с 1992 по 1993 годы
Символ правопреемственности. Гербы РСФСР с 1978 по 1992 годы и Российской Федерации с 1992 по 1993 годы

Это происходит в том случае, когда судебная власть превращается в исполнителя законов, которые принимаются законодательной властью. Депутаты начинают издавать множество законов (ситуация «взбесившегося принтера»). Ведь они считают, что необходимо иметь кодифицированные законы на все случаи жизни и последовательно их выполнять.

Таким образом, судебная власть превращается уже в «служанку политики», когда законодательная власть становится доминирующей в управлении государством. И тогда появляется опасность подмены политики избирательными технологиями и отработанными техниками работы с «электоратом». Когда общество попадает в кабалу к «собственным» депутатам («политтехнологам»). В таких случаях и говорят о верховенстве уже не права, а закона («диктатуре закона»).

Председатель Конституционного Суда Валерий Зорькин в 1993 и 2018 годах
Председатель Конституционного Суда Валерий Зорькин в 1993 и 2018 годах

Вот тогда и вводится в политическую теорию еще одна доктрина.

«Доктрина верховенства права» требует сильного института судебной власти. Политика определяется в качестве конфликта между действиями властей (исполнительной или законодательной) и уже существующими конституционно-правовыми нормами. И тогда важнейшую роль играют правовые решения, созданные судебной практикой.

В этой ситуации верховенства права можно говорить о «конституции в действии», когда автономная судебная система не просто реализует законы, подводя частные случаи под общие нормы, а своими решениями создает прецеденты, приобретающие силу закона, и являющиеся тем самым источником права.

Таким образом, подлинно демократическое государство имеет следующие характеристики. Это общество, где самым уважаемым лицом является не чиновник и не депутат, а судья и адвокат. Это общество, где строго соблюдается разделение властей. И ни одна властная инстанция не имеет приоритета перед другими. Так как они все существуют только в ситуации равновесия друг с другом.

Конфликт между ветвями исполнительной и законодательной власти. Танки Таманской дивизии стреляют по Дому Советов России 4 октября 1993 года.
Конфликт между ветвями исполнительной и законодательной власти. Танки Таманской дивизии стреляют по Дому Советов России 4 октября 1993 года.

Какой итоговый вывод можно сделать?

Нам нужно укреплять и реформировать судебную власть в России. Судебный институт должен стать реальной политической силой в государстве. С этого должны начаться демократические преобразования в стране.

И что такое «правовое государство» Б. Ельцина? И что такое «полицейское государство» В. Путина? Мы это все уже знаем, мы это уже проходили. Давайте теперь обратим пристальное внимание на доктрину «верховенства права» и укрепление института судебной власти в стране. Так мы сможем создать работающее демократическое государство.